Москва собирается дать людям новые квартиры. В чем же подвох?

Москва собирается дать людям новые квартиры. В чем же подвох?

Не так уж мало московских многоквартирных домов, которые обречены на снос, действительно можно отнести к ветхим. Но владельцев квартир или жителей, живущих по соцнайму, могут переселить далеко от их нынешнего места проживания, а выгоду от высвободившихся территорий под застройку получат девелоперы, которым весь этот проект сулят огромные барыши.

Источник:  The Christian Science Monitor (England)

 

19 апреля, 2017 Москва – План Кремля прекрасно выглядит на бумаге: переселить 10 процентов населения Москвы из их стареньких «временных» послевоенных домов в прекрасные новые современные квартиры.

Так в чем же дело?

«Отсутствие прозрачности, коррупция и алчность, и это лишь малая толика проблем», – говорят активисты.

Попытка переселить 1,6 миллиона жителей из примерно 8000 домов под снос — т.н. хрущевок, названных в честь Никиты Хрущева, который и велел их построить, — в ТЕОРИИ благая затея. Но многие из тех, кого эта программа затрагивает, восприняли ее в штыки: никто не спрашивал общественного мнения, нет четкой информации о том, куда и когда переселят жителей.

Реализация программы может занять двадцать лет, но все решения принимаются прямо сейчас — в основном за закрытыми дверями. Многие жители говорят, что они боятся, что их переселят в огромные районы новостроек на окраинах города без зеленых насаждений и инфраструктуры, к которой они привыкли, а дорогую землю, на которой стоят их дома, отдадут застройщикам под элитное жилье для богатых.

«Конечно, город нуждается в обновлении, и люди должны жить в лучших условиях», — говорит Вячеслав Бородулин, представитель Моссовета, одного из нескольких общественных движений, цель которых противостоять этой программе. «Но они уничтожают городские районы по прихоти девелоперов, не спрашивая людей, как им лучше, и строят многоэтажные здания, которые в разы увеличивают плотность населения. Порой это выглядит так, словно наши власти работают исключительно в интересах строительных компаний».

«Хрущебы»

Хрущевки строились с головокружительной скоростью в 1960-е, чтобы обеспечить жильем рабочих, устремившихся в города из деревень, и улучшить жизнь миллионов горожан, которые до этого жили в сталинских коммуналках и даже бараках.

Масштабная строительная программа, которая обернулась появлением десятков тысяч почти идентичных строений в городах на территории всего Советского Союза, в то время считалась огромным достижением. В те годы миллионы семей получили первое отдельное жилье, а также холодильник, телевизор и высшее образование.

Но многие их этих зданий начали разваливаться уже через несколько лет, пока советские лидеры обещали, что коммунизм решит все проблемы, дома ветшали. Эти дома в шутку прозвали «хрущобами» — от фамилии Хрущева и слова «трущобы».

Многие в спешке построенные пятиэтажные дома действительно старые, ветхие, а их срок эксплуатации давно истек. Жители в основном жалуются, что их игнорируют десятилетиями и даже сейчас им не дают информации о долгожданной программе.  Некоторые дома уже снесли, а на их месте построили новые.

Но другие дома строились иначе, качественно, районы, спроектированные советскими архитекторами, утопают в зелени. Многие из тех, кто в них живут, говорят, что не хотят никуда переезжать. Но их никто не спрашивает.

«Мы не хотим переезжать. Это хорошее место. Стены крепкие, район очень тихий, красивый  зеленый летом, рядом есть речка, и у нас нет проблем с парковкой», – говорит Наталия Аммосова. Она живет в тесной двушке в хрущевке с мужем и двумя детьми в районе Хорошево-Мневники.

Дом был построен в 1962 году советской строительной бригадой. В отличие от блочных домов, расположенных по соседству, он сделан из кирпича, фасад выложен плиткой, а сам дом, кажется, простоит вечно. Дети спят на двухуровневой кровати, а родители отгородили свое место занавеской, и в крошечной гостиной уместилось даже пианино. В квартире есть крохотная кухня и еще одна маленькая комната с книжными полками, которая судя по всему выполняет несколько функций. Не многие американцы согласились бы так жить.

«Мы здесь счастливы. Квартира маленькая, но уютная, — говорит Наталя Аммосова. — Но мы боимся, что они просто прикажут нам уехать. Нам придется освободить помещение в течение 60 дней, или они вышвырнут нас на улицу. Вот как это происходит. И мы понятия не имеем, что получим взамен. Мы чувствуем себя ужасно».

В трех минутах ходьбы стоит другой знакомый длинный пятиэтажный дом. Но этот уже сделан их огромных бетонных панелей, которые соединили шестьдесят лет назад и с тех пор не чинили. Некоторые балконы явно рушатся, лестница плохо освещена, и в доме нет лифта — это типично для всех хрущевок.

Светалана Волкова говорит, что ее мать, которая живет одна на 4 этаже в квартире точно такой же, как у Аммосовых, ждет переезда 30 лет.

«Никто никогда не обращал ни малейшего внимания на дом. Балконом нельзя пользоваться, зимой из окон дует, а мама не может больше подниматься по лестнице, — говорит она. — Эти дома строили с расчетом, что они простоят недолго. Власти обязаны переселить нас в лучшее жилье. Они делают эти громкие заявления, но не говорят нам ничего».

«Нет четкого плана»

Проблемы жильцов — особенности российской ситуации, наследие советской системы, которая когда-то построила и владела всем жильем в стране, таким образом государство отвечало за жилые дома и необходимость их замены.

Когда Советский Союз развалился все получили право приватизировать свои квартиры. Но на деле местные власти по-прежнему владели землей и зданиями. Волкова говорит, что когда жителям велели съехать или продать свои квартиры, оказалось, что они владеют «только воздухом».

Миллионы более состоятельных русских воспользовались предложением либерализованного рынка недвижимости, который позволил им выкупить землю и построить собственные дома. Но многие по-прежнему в ловушке советского системы, они не могут себе позволить переезд и зависят от решений правительства.

Цифры, озвученные Владимиром Путиным в феврале, предвещают народные волнения в ближайшие годы. И неразбериха вокруг этой программы сбивает с толку многих.

«Мы не знаем основных причин, почему правительство решило запустить эту программу прямо сейчас, но запустить ее нужно, — говорит Антон Городничев, эксперт Высшей школе урбанистики. — Она поднимает много вопросов и проблем».

«Люди подозревают власти в сговоре с девелоперами, жители этих домов боятся, что их жилищные условия станут только хуже, — говорит он. — Все из-за того, что не было предложено никакого четкого плана, чтобы объяснить, как будет осуществляться программа. А власти спешно принимают законы, и это выглядит очень странно для обычных людей».

Ситуацию с хрущевками осложняют новые законы, препятствующие избранным должностным лицам встречаться со своими избирателями. «По закону, принятому в прошлом году, — говорит Людмила Покаместова, депутат района Хорошево Мневники, — меня могут арестовать за встречу с иностранным журналистом и местными жителями рядом с их домом».

«Теперь мне надо подавать заявку, и власти скажут мне, где и когда я могу встретиться с избирателями, — говорит она. – Они запрещают любые собрания и арестуют меня, если я нарушу правила. Моя работа в качестве избранного депутата состоит в передаче мнения моих избирателей власти. Они все перевернули с ног на голову, и теперь она заключается в получении приказов сверху».

Москва без зелени?

А пока местные жители ожидают приговора своим домам, а правозащитники возмущаются недемократическими методами, которые применяют власти, специалисты по окружающей среде в ужасе от плана, который радикальным образом лишит город зеленых насаждений и увеличит плотность населения.

«У каждого города есть свой предел, сколько жителей могут проживать в нем комфортно и безопасно. Нам всем нужен кислород, а главным источник его в Москве — это наша зелень, — говорит Алина Енгалычева, биолог, эксперт общественного экологического Совета Москвы. — Москва предназначена для 5 миллионов человек, а сегодня в ней проживают 12 миллионов зарегистрированных жителей и много нелегалов. Скоро эти пятиэтажки превратятся в 30-этажные дома с минимальным придомовым пространством, зеленью и светом. Все рациональное городское планирование выбросили в окно. Приговор Москве уже подписан, и мы на полной скорости мчимся к пропасти».

Перевод с английского М. Алексеева

Читайте также: