Поквартальная бомбардировка?

Поквартальная бомбардировкаУже два месяца прошло с той минуты, когда мэр Москвы впервые произнес роковые слова: снести ВСЕ пятиэтажки. Москва ахнула и забурлила. Даже поспешно внесенный в Госдуму по следам этой фразы законопроект, который сходу получил в народе название «Закон о реновации», такого эффекта не произвел.

Хотя куда яснее описывает изобретенные законотворцами способы изъятия недвижимости у попавших под раздачу москвичей: понятие «равноценности» изымаемого жилья легким движением руки превращается в понятие «равнозначности», а обещания расселения «в районе проживания и прилежащих» не нашли и вовсе никакого местечка в документе для жителей ЦАО, ЗелАО и Новой Москвы, представленном на обсуждение высшего законодательного органа страны (хотя впоследствие мэрия начала заверять всех, что это не так). Зато нашли место совсем уже странные вещи, например, пункт о выселении собственника квартиры в 60-дневный срок после получения предложения (так!) «о предоставлении равнозначного жилого помещения» и «прекращении права собственности» на ту самую квартиру. Кажется, понятие «предложение» все же подразумевает хоть какую-то возможность его отклонить. Уместнее смотрелось бы слово «предписание» или «приказ».

«…программа реновация — это не чья-то прихоть, а абсолютная необходимость. Об этом нам говорят москвичи. За последние годы Правительство Москвы получило 250 тысяч писем по данному вопросу», — заявил мэр в одном из интервью. Так, выходит, все в порядке, все довольны?

Отнюдь. На самом деле ситуация вовсе не так однозначна и проста, как видится из высоких кабинетов. Люди разные, дома разные, и ситуация у каждого своя.

19 апреля на рутинное собрание в управу одного из московских районов, где из года в год привыкли видеть одни и те же лица старушек, которые, порой весьма гневно, обсуждают покраску дворовых скамеек и плохо убранные от снега улицы, нежданно-негадано явилась группа совершенно непривычных здесь людей и принялась задавать неприятные и неудобные вопросы. Кто из жителей района обращался с просьбой о сносе? По каким адресам? Сколько таких обращений и кому конкретно они направлены? Передавала ли управа в Правительство Москвы подобные просьбы? Глава управы махал руками, отнекивался и все никак не мог взять в толк: неужели жители пятиэтажек, тех самых страшных хрущевок, не хотят переехать в новые благоустроенные дома?

Последним аргументом, перед тем, как он закрыл разбушевавшееся собрание, был растерянный возглас: но как же так, никто никогда не приходил ко мне с тем, что хочет остаться в пятиэтажке! Хотя, казалось бы, очевидно: жаловаться и просить идет недовольный, довольному своим домом и квартирой незачем ходить по кабинетам с протянутой рукой. Ему и так хорошо.

И пошло. Напуганные нависшей угрозой жители пятиэтажках бросились искать единомышленников — в соцсетях, в родных подъездах и соседних дворах. Активисты принялись сбиваться в сообщества, изучать законы и помогать друг другу составлять жалобы и обращения во все мыслимые и немыслимые инстанции.

По закону диалектики обитатели пятиэтажек разделились на три группы.

Одна, как раз та, к которой и апеллировал исходный собянинский месседж, материализовавшийся затем в законопроекте, — решительно за снос. «Нам дадут новую квартиру». Все, точка. Любопытно, что в эту группу входят не только очередники и наниматели муниципального жилья. В нее входят и собственники, которым обещано «метр в метр». Но… ключевое слово «дадут». Активисты жалуются: не объяснишь, что увеличение площади бывало по прежней, «лужковской» программе, которую новый законопроект полностью перечеркивает, что качество строительства из рук вон, и уж собственнику квартиры в кирпичном доме вроде бы нет никакого резона прельщаться жильем в бетонном скворечнике для переселенцев, который начнет сыпаться через 15 лет.
(Подробности о новостройках). Жажда новизны увлекает в основном жителей отдаленных районов, чья пятиэтажная недвижимость не так высока в цене.

С ярыми противниками сноса говорить порой не так-то легко. Видно, что люди нервничают. Оно и понятно — с одной стороны события развиваются с фантастической скоростью, с другой — полная неизвестность о своей будущей судьбе. Многие из противников намеренно купили квартиры именно в пятиэтажках — им нравится невысокая застройка, полные зелени дворы, хоббитская уютность малоэтажных кварталов. Другие живут здесь с самого детства — и воспринимают свои дома как родовые гнезда, которые чья-то злая рука тянется разорить. Противники сноса обычно, вложив немалые средства, привели в порядок собственные квартиры, некоторые пошли еще дальше и взяли под свой контроль капремонт домов. «До метро пешком, до центра — рукой подать, машину есть, где поставить, вся инфраструктура налажена — с какой стати нам уезжать? — возмущаются одни. — Наши дома им мешают, они хотят землю под нашими домами, чтобы настроить здесь 25-этажных башен, а кто в них будет жить? Москва и так задыхается в пробках, в метро не войдешь, всю страну что ли собираются сюда переселить?» «Здесь построят элитное жилье, — возражают другие, — а нас на выселки, за МКАД, в Новую Москву…» Дальше лучше не слушать. В адрес тех самых их летят такие эпитеты, что не приведи Бог…

Но есть еще третьи. Ни за, ни против. Иногда они говорят: «Мне все равно». Часть вообще ничего не знает ни о каком сносе, ни о какой реновации. Недоверчиво выслушивает новость о новом законопроекте и машет рукой: а, бросьте, все это слухи. Снести пол-Москвы? По телевизору бы сказали…

Но большинству не все равно. Как ни странно, большая часть «инертной массы» пятиэтажников просто не верит, что дома снесут. Аргументация разная: не снесли еще даже все хрущевки первой волны, а уже замахнулись на вторую! Да 20 лет пройдет, пока дойдет дело до нас, а за это время еще все на свете изменится. Но чаще звучит: ну кто нас снесет? Кирпичный дом? Да вы с ума сошли, что вы сеете панику?

А вот на какую сторону встанут эти неверящие, когда к их домам приблизится бульдозер, покажет время.
Мария Ремизова

Комментарий редакции: согласно изначальному тексту законопроекта, если он будет принят, любой квартал в Москве можно будет снести, даже если в нем находятся дома совершенно разной этажности. Даже Кремль, ибо в 2010 году был пересмотрен перечень исторических поселений, в который входила Москва. Теперь Москва в этот перечень не входит!

 

Читайте также: